ВТОРАЯ КНИГА. ПРОЦЕСС ОБРАЩЕНИЯ КАПИТАЛА 245

извлекается больше денег, чем в него бросается. Ото кажется парадоксом для первой формы обращения, в которой представ­ляется метаморфоз капитала, для рассмотренной здесь формы Д — Т — Д'. Так как владельцем денег является класс капита­листов, то спрашивается, как он может извлекать из обращения больше денег, чем он в него бросает? Очевидно, это лишь ка­жущееся выражение того факта, что из обращения извлекается больше стоимости (в какой бы форме эта стоимость ни сущест­вовала), чем в него бросают. Сам же этот факт есть опять-таки лишь другое выражение того, что капитал производит большую стоимость, увеличивает свою стоимость. В результате капитали­стического процесса производства возрастает масса и стоимость товаров, авансированных для процесса производства как капи­тал. Обращение же не совершает ничего иного, как только опо­средствует пропорции, в которых реальные формы этого приба­вочного продукта, так же как и первоначальных продуктов, распределяются между различными членами класса капитали­стов. Здесь нет парадокса, напротив, оп разрешен путем анализа процесса производства.

[8] Что касается возмещения авансированного капитала Д, то эта проблема уже решена анализом простого денежного обра­щения. Этот анализ показал, как одна и та же денежная сумма приводит в обращение в х раз большую денежную стоимость, чем сумма товаров; при этом пропорция, в которой это происхо­дит, зависит, разумеется, 1) от скорости обращения, от быстроты метаморфоза, 2) от развития денег как средства платежа и вели­чины балансов, которые в конечном счете должны быть реали­зованы. В последующей форме обращения, которая включает в себя форму Т — Д — Т', являющуюся простым моментом процесса обращения капитала, это выражено в самой этой форме; не в форме Д — Т — Д', которую мы рассматриваем теперь.

Иначе, однако, обстоит дело с превращением в золото при­бавочной стоимости. (Здесь мы должны неизменно предполагать металлическое обращение.)

Сто талеров авансированы. 110 талеров должны быть воз­вращены. Сто талеров могут быть авансированы как новый ка-^ питал, хотя находящаяся в обращении денежная масса и не уве­личится. Дело лишь в определенном способе, каким расходуются эти сто талеров. Однако откуда берутся деньги для превращения в золото избыточной денежной стоимости в 10 талеров, коль скоро производство прибавочной стоимости само по себе не вклю­чает в себя изменения в скорости и экономии обращающейся денежной массы (по отношению к обращающейся товарной



К. МАРКС


массе), напротив, предполагается, что это отношение остается постоянным?

Выраженная совершенно абстрактно, т. е. сведенная к про­стейшему выражению, эта проблема — не возникавшая в про­стом товарпом обращении, где масса и стоимость товаров пред­полагаются данными — сводится к вопросу: откуда берутся деньги для товарной массы, увеличившей массу своих потре­бительных стоимостей и меновых стоимостей? Это увеличение есть продукт капиталистического процесса производства.

Если рассматривать капиталиста, непосредственно произво­дящего золото (или вообще какой угодно денежный материал), то здесь решительно нет никакой проблемы. Если производи­тельная сила примененного этим капиталистом труда остается неизменной, то произведенная им прибавочная стоимость пред­ставляется непосредственно как прибавочные деньги. Если про­изводительная сила труда уменьшается, то продукт этого труда, по сравнению с другими товарами, представляется деньгами увеличенной стоимости (равной первоначальной плюс избыток). И те же самые деньги, а по сути измененные, вследствие повы­шения их стоимости, обеспечили бы обращение и реализацию товарной массы большей денежной стоимости.

Поскольку, однако, действительно требуется больше денег для того, чтобы представлять возрастающую массу стоимости, то фактически это увеличение может быть достигнуто только благодаря тому, что большая часть всего авансированного капитала общества будет вкладываться непосредственно в добычу золота, или, что то же самое, известная часть совокупного про­дукта, возрастающая вместе с прибавочным продуктом, будет обмениваться на золото золотодобывающих стран, на их золо­той излишек, который затем в различных пропорциях распре­делялся бы между членами класса капиталистов. Если рассмат­ривать отдельный класс капиталистов, то этот процесс кажется безразличным. Капиталист, вкладывающий свой капитал в про­изводство золота, извлекает, как и любой другой капиталист, свой прибавочный продукт в форме того товара, который он производит вообще. Другие капиталисты придают своему при­бавочному продукту денежную форму, абсолютную форму стоимости. Но весь класс капиталистов, или общество, вкла­дывает постепенно возрастающую часть общественной продукции в производство одного товара — золота, который как золото не может быть элементом ни производительного, ни индиви­дуального потребления. Это — pro tanto * возникающее из самой

* г- çQonwemcmeçHHç, peQ,