Мышиные сказки и неправильные желания

Опять он шёл на урок, не подготовившись. Впрочем, ему было не впервой. Родители и учителя уже который год подряд твердили ему о том, что если и дальше будет так продолжаться, места в Канцелярии исполнения желаний ему не видать. А он и не особо туда хотел, если честно. Эти люди, они такие странные.

На сегодня им задавали прочитать сказку из человеческого мира. О каком-то глупом мышонке. «И зачем читать, про мышей? Мы же у людей желания исполняем».

***

«Ну вот. Опять практическое задание, — бурчал он себе под нос, выходя из класса. — Выбрать по одному желанию у каждого из трёх предложенных троих человек. И исполнить. Да ещё и правильно выбрать. А что это значит-то?»

Ему было не до правильного выбора. Ему хотелось поскорее закончить с заданиями и вернуться к своему личному — познакомиться, наконец, с ней, с практиканткой из Отдела исполнения сердечных желаний.

Он решил, что не имеет смысла выбирать, а можно просто выполнить первое, что загадает каждый подопечный.

***

Первым в списке был маленький мальчик трёх с половиной лет. Симпатичный, белокурый, с огромными голубыми глазами. С ним всё было просто. Не успел ученик оказаться рядом с мальчуганом, как тотчас услышал, чего тот желает.

—Хочу конфет! Шоколадных. Много-много! — ныл малыш, семеня за мамой по парковой дорожке.

«Конфет? Ха! Проще простого!» — обрадовался ученик.

***

Вторым в списке был молодой мужчина. Он страстно желал выиграть вечером деньги. Много денег. Это тоже показалось довольно простым.

***

Желание последнего человека показалось немного странным.

Это был мужчина почти сорока лет. Он сидел у себя дома за столом, на котором громоздилась батарея из разнообразных пустых бутылок. Опустошив последнюю он с тяжёлым вздохом поднялся и отправился в коридор. Там на комоде лежало портмоне. Не обнаружив в нём денег, мужчина чертыхнулся и сказал:

— Вот бы кто-нибудь принёс выпить.

Эта фраза слегка смутила нерадивого ученика, но мысли его были слишком заняты мечтами об очаровательной практикантке, поэтому и это пожелание было решено исполнить.

***

Увы, осуществить свои планы и познакомиться, наконец, ему не довелось. Вместо этого его ждала разгромная речь от директора школы.

Он не справился. Он не просто не справился, исполнив первые высказанные желания, он натворил таких дел, что на ушах стояло всё Министерство исполнения желаний. Отдел исправления ошибок поднял лучших специалистов.

***

Мальчик, которого проходивший мимо мужчина щедро угостил конфетами в тот самый момент, когда мать отвлеклась буквально на долю минуты, был очень рад. А потом он стал задыхаться. Анафилактический шок. Редко у кого встречается такая реакция. Обычно дело ограничивается высыпаниями или отёком.

Спасли. Специалисты по исправлению ошибок быстро взяли дел под контроль. Успели вовремя.

Парень, который сорвал куш в подпольном казино, был встречен у дверей собственной квартиры. С такой суммой денег при себе даже добраться до дома – порой довольно опасный квест. Он его почти прошёл. Почти.

Ему повезло. Соседи быстро среагировали. Вызвали скорую. Специалисты Отдела по ошибкам хорошо сработали.

Мужчина, желание которого вызвало сомнения у ученика, довольно скоро был осчастливлен приходом какого-то знакомого. Тот принёс с собой пару бутылок. Контрафакт. Гостю почти ничего, а вот у хозяина после трёхнедельного запоя организм не справился.

Он попал в ту же больницу, что и предыдущие двое.

***

По иронии судьбы разбирать ошибки ему предстояло в паре с ней. С той самой, которая из Отдела исполнения сердечных желаний. Она была определена ему в напарницы и наставницы.

— Но я же сделал всё, о чём они просили! Откуда я мог знать? Они ведь даже вслух об этом говорили! В чём же я ошибся? — спрашивал он, при этом в голосе звучали нотки искреннего непонимания и негодования. Он, на самом деле, не мог понять.

— Дурак! — только и бросила в ответ она.

— Я? Я-то почему?

— Нашёл, кого слушать.

— А как же тогда? Они же просили, — совсем растерялся он.

— Как-как? Сердце нужно слушать. Не голос.

— Э, нет! — попытался поймать её на ошибке он. — Про сердце это по вашему профилю, где про любовь и всё такое. А тут другое было. Совсем не про любовь. Тут деньги, конфеты, выпить…

— Дурак! — опять коротко ответила она.

— Да почему?! Ты можешь без дураков?

— А ты? — с вызовом глянув на него спросила она.

— Ты хоть объясни. Я же не понимаю

— А что тут понимать? У людей всё про любовь. Только это нужно услышать. А для этого нужно прислушиваться не к словам.

— А как тогда? Ну, мальчик вот. Он же хотел. Конфет. Просил. Плакал почти.

— Не нужны ему были эти конфеты. Ему внимания хотелось. Мамы. А мама звонок ждала важный. Тот самый, который её и отвлёк в самый неподходящий момент. А он маленький. Он не может так долго ждать любви.

— Ну, хорошо-хорошо, — перебил он. — С мальчишкой разобрались. А остальные? С ними рядом никого не было. Им чего нужно было?

—Так я же говорю тебе: любви. Чего же ещё?

— Им-то какой любви? — совсем не понял он.

— Точно дурак!

— Эй, не обзывайся!

— А ты не перебивай! — огрызнулась она и продолжила. — Тот, который денег хотел. Он же их не просто так хотел. Он одно сердце покорить надеялся. Думал, с деньгами ему проще будет. Дурак. Такой же, как и ты.

— Хватит уже меня обзывать, — сделав обиженный вид, сказал он. — Ладно. С этим тоже понятно. Но последний-то чего хотел? Уж не бутылками ж своими он соблазнять кого-то собрался? Да и кого в таком виде очаровать можно?

— За что ж мне такое наказание? А!

Он покраснел.

— Между прочим, я ещё только учусь. Вот и учи меня.

— Ага! — не смогла подавить усмешку она. — Слышала я, как ты учишься. Сказку-то не прочитал.

—А это тут при чём?

—А потом узнаешь. Так вот, вернёмся к тому. К третьему. Ты как по его виду не понял ничего? Ладно, с первыми двумя можно было не догадаться. Но с этим-то! Эх! По нему же видно, что ему плохо. А отчего людям обычно плохо? Им плохо обычно от каких-то потерь и не случившихся вещей. Особенно страшно для них – потерять человека. Ну и по не случившейся любви они пострадать любят.

— Так и чего же он хотел-то?

— Жену он хотел вернуть. Но только он дурак. Такой же, ага. Вот и пил в место того чтобы хоть с ней. Думал, ему так легче станет. Дурак. А ещё он надеялся, что супруга-то узнает, как ему плохо, и сама всё поймёт. Ну, точно же, дурак! Кстати, жена-то к нему вернулась. Как узнала о случившемся, так и вернулась. Она, на самом деле, и уходить-то не хотела. Но люди, они же странные. Они разговаривать нормально о том, чего хотят, не умеют.

— Это точно, — выдохнул он, потирая затылок.

— Между прочим, ты исполнил все их желания.

— И получил за это по шапке. Ага…

— Да я не про те! Я о тех, которые настоящие желания. Все в итоге получили то, о чём просили. Но не вслух. Сердцем. Лежат в своих палатах. Все их любят, внимание им оказывают. На что только эти люди не пойдут, чтобы их хоть немножко любили. Дураки.

***

— Ладно, про ошибки я свои понял. Не всё, чего они просят вслух, им, действительно, нужно. Теперь давай про сказку их. Причём тут мыши? А? Глупые?

Она не смогла сдержать смех. На её хохот в кабинет даже заглянул один из преподавателей Школы.

— У вас всё хорошо? — с опаской спросил он.

— Да, — хором ответили они.

Как только за учителем закрылась дверь, она задала вопрос:

— Ты сказку-то прочитать успел?

— Ага! Перед тем, как сюда к тебе идти.

— И?

— Что «и»? — не понял он.

— Дурак?

— Хватит уже!

— Хорошо, — как-то подозрительно быстро согласилась она.

— Так ты объяснишь?

— А ты сам совсем ничего не понял?

— Ну, не знаю… Какая-то мышь бегала по соседям, чтобы только выполнить желание своего сыночка. А в итоге сына слопала кошка. И причём тут люди?

— А тебе эта мышь, которая выполняла желания мышонка, слушая только его слова, никого не напоминает? — пристально посмотрев на него, спросила она.

Он снова покраснел. Она продолжила:

—Вот-вот. Сказка как раз о том, что бывает, если делать всё, о чём тебя просят, ориентируясь только на то, что ты слышишь. Не всё, о чём просят вслух – есть истинные желания. Не всякую просьбу стоит немедленно исполнять.

— А почему про мышей? Это же про людей тогда, да?

— Верно. Да только люди, они же странные. Им сложно говорить о себе. Вот они и придумывают то мышей, то ещё кого. Кстати, а ты знаешь, откуда берутся сказки?

— Нет.

— Я так и думала. Хотя, тебе ещё рано. Вы этого ещё не проходили. Сказки им нашёптывают наши. Ну, из Отдела самых важных муз.

— А почему «самых важных»?

— Потому. Только в сказках можно всё понятно и просто рассказать. Чтобы даже ребёнок понял. Вот про мышей, например. Давным-давно же оно написано. Но так и не помогло. А ведь, если бы они лучше слушали, они бы давно поняли, что любые желания могут сами исполнить. Но они же дураки.

— Ничего себе! — искренне удивился он.

—Ага! Ничего себе! Но ты не переживай. На наш век работы хватит.

— Да уж…

— Главное, что всё хорошо закончилось. Кстати, Если хочешь, я могла бы стать твоим куратором. С тобой весело.

— Ты серьёзно?

— Ага! Только имей в виду, что мне нравятся отличники.

— Это намёк?

— Ты чего? От людей заразился? Или дурак?