ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

По сей день идут нескончаемые дискуссии о неоднозначности некоторых образов в стихотворениях С. Есенина. Одним из камней преткновения является метафора «на шее ноги» в поэме «Черный человек». Уже почти век литературоведы и любители творчества Есенина спорят об образе, вложенном в эти строки. Некоторые литературоведы связывают образ со сценой из сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес» 1865 г. (глава V «Синяя Гусеница дает совет»), где шея Алисы вытягивается под действием волшебных грибов. Также бытует мнение, что в слове «ноги» есть опечатка: буквы «г» и «ч» можно легко спутать в рукописях Есенина. Поэтому существуют приверженцы варианта «на шее ночи», утверждающие, что выражение «на шее ноги» не имеет никакого смысла. Однако сторонники традиционно принятого написания аргументируют свой выбор тем, что метафора «на шее ночи» была бы слишком плоской для такого гения слова, как Есенин. В. И. Баранов видел разгадку в образной аналогии «голова — птица, шея — ее нога», а А. А. Волков провел параллели с образом дерева со слабым стволом. А какой версии придерживаетесь Вы? Сейчас я прошу Вас по прочтении поэмы изложить свою интерпретацию этих строк. Быть может, Ваше толкование прольет новый свет на понимание поэмы.


Также прошу Вас обратить внимание на выражение «служба водолазова». Существуют две различных трактовки этих строк: некоторые считают, что «водолаз» в данном случае связан с душевными копаниями, погружением в чужую душу; другие рассматривают это слово как жаргонное, уже существовавшее в начале XXвека, и означающее «священник». Какой точки зрения придерживаетесь Вы и почему?




ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица,
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.

Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге

И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный человек,
Черный, черный...

«Слушай, слушай, —
Бормочет он мне, —
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.

Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,

И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою».

«Счастье, — говорил он, —
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым —
Самое высшее в мире искусство».

«Черный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.

Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай».

Черный человек
Глядит на меня в упор.

И глаза покрываются
Голубой блевотой.
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.
.....................
.....................

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная...
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,

И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица,
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.

Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

«Слушай, слушай! —
Хрипит он, смотря мне в лицо.
Сам все ближе
И ближе клонится. —
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?

Может, с толстыми ляжками
Тайно придет «она»,
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ!
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую,
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами...

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою».

«Черный человек!
Ты — прескверный гость!
Эта слава давно
Про тебя разносится».
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу...


...Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах, ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала!
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И — разбитое зеркало...

1923 —›14 ноября 1925