ДЕЛШЭЙ-ВОЖДЬ ТОНТО АПАЧЕЙ.

ДЕЛШЭЙ-ВОЖДЬ ТОНТО АПАЧЕЙ.

ДЕЛШЭЙ-ВОЖДЬ ТОНТО АПАЧЕЙ.

ДЕЛШЭЙ-ВОЖДЬ ТОНТО АПАЧЕЙ.

Где-то, вблизи труднодоступного, обжигающего зимним холодом русла ручья, где -нибудь в центральной Аризоне, когда-нибудь в начале 1860-х годов, лежал на земле мёртвый неизвестный изыскатель. Над его телом, немного склонившись стоял очень высокий и широкоплечий, немногим старше 20 лет, воин племени апачей. С одежды мёртвого человека апач сорвал одну-единственную жемчужную застёжку, а затем вместе со своими компаньонами направился в одно из своих удалённых горных убежищ.

Подобная сцена не была чем-то необычным в 1860-х и в начале 1870-х годов в в Бассейне Тонто, к северу от Солт Ривер. Было много таких тел, захламляющих пейзаж в тех местах, и в том времени. Однако, воин апачей, вскоре применивший жемчужную застёжку в качестве серьги, был один. Его звали Тел-Че. Белые, позже заявившиеся на земли его предков в больших числах, и непривычные к чуждому им диалекту туземных жителей, звали его Делшэй, Делаше и Делше.

Другие вожди апачей достигли большей известности, но никто из них не давал столько поводов для неприязни со стороны армии, как Тел-Че. Кочис подписал в итоге договор и умер от естественных причин в резервации, предоставленной ему на его земле. Джеронимо была дана возможность сдаться и мирно дожить до старости. Но за Тел-Че охотились до конца, с вознаграждением за его голову, без шансов на выживание.

На протяжении десяти лет - с 1864 по 1874 годы - фактически любое ограбление, совершённое в центральной Аризоне, приписывалось ему и его общине, и его репутация всё возрастала с каждым новым убийством или ограблением. Генерал Джордж Крук, главнокомандующий военными действиями во второй половине этого периода, называл его «лжец», и божился, что он является олицотворением зла. Тел-Че, в свою очередь мог бы наверное сказать, что армия Крука как раз и наставила его на этот путь.

Тел-Че, что означает Красный Муравей, был апачи дилже (тонто), родившийся около 1838 года где-то на плоскогорье центральной Аризоны. Согласно нынешнему апачскому племенному старейшине Винсенту Рэндаллу, на момент вторжения англоамериканцев на их родину, Дилже возглавлявлись тремя вождями. Кланы в горных областях в хвойных лесах, обрамляющих Могольон, направлялись Наас Тин Нез, или Высоким Старым Человеком. Ча-Тле -Па (Шляпа из Оленьей Шкуры) являлся вождём дилже, обитавших в местности у подножия, расширяя свои владения далеко на запад до современного Перкинсвилле.

Люди Тел-Че бродили по региону, простирающемуся от Блэк Хиллс (Чёрные Холмы) в верховьях Верде Ривер, на восток до гор Мазатзал, Сьерра Анчес и долины Солт Ривер. Кланы его народа носили названия: Люди Дикобраза, Люди Бьющие Палкой, Сгорбленные Водные Люди, Скупые Люди Солнца и Отдалённые Люди Изогнутой Сосны. Среди них также проживали и явапаи.

В 1864 году в отношениях между англо и апачами начались серьёзные проблемы, и народ Тел-Че был среди первых, кто пострадал. В поисках отплаты за воровство домашнего скота, скотовод Кинг Вулси, проживавший в районе Девью, провёл группу поселенцев и изыскателей прямо в сердце земли предков Тел-Че. Они искали золото и убивали апачей при любой предоставившейся возможности. В стычке, сегодня известной как сражение у Блад Тэнкс (Кровавые Водоёмы), люди Вулси начали стрельбу прямо во время переговоров с членами одного из кланов племени Тел-Че, убивая в итоге 24 индейца. За эти свои действия Вулси было присвоено звание лейтенант-полковника (подполковника территориальной милиции).

Тел-Че обратился к мести. Вскоре Бассейн Тонто(Tonto Basin) и окружающие его горы превратились в зону военных действий. В 1867 году армия начала прокладку фургонной дороги от форта Макдауэлл до Грин Вэлли в горах Мазатзал с намерением основать там форт для сдерживания Тел-Че.

Однако расстояние до Грин Вэлли было очень большим, и в Бассейне Тонто был основан Кэмп Рено,- как раз вблизи современного Тыквенного Центра(Pumpkin Center), севернее озера Рузвельт.

В итоге этот военный пост принёс военным лишь неудачи, которые, в тесной связи с трагедией народа Тел-Че, послужили катализатором роста недоверия между Тел-Че и армией. 2-го апреля 1868 года, сразу после ничем завершившихся переговоров, солдаты открыли огонь по Тел-Че. Согласно сообщению, он в результате залпа получил шесть ранений. В мае 1868-го года, брат Тел-Че, по имени Восходящее Солнце, был застрелен солдатами, потом нашедшими себе оправдание в том, что он пытался бежать после того, как его поймали на воровстве скота.

Община Тел Че покинула Кэмп Рено сразу после этого инциндента, но весной 1869 года вновь возвратилась туда в поисках мира. Однако действия одного лишь самоуверенного человека сделали очень короткой продолжительность этого мира.

В первом летнем дне 1870 года, когда армия была твёрдо расположена уменьшить напряжённость в отношениях, военный врач из Кэмп Рено доктор Джеймс Данлеви выстрелил в грудь Тел-Че после того, как вызвал его к себе в палатку. Данлеви сказал затем, что это произошло случайно. Схватившись за грудь, Тел-Че медленно прошёл до внешней границы поста,- «одарил пронзительным криком, или даже двумя, и скачкообразными движениями удалился прочь, а все его остальные люди выполнили то же самое, в той же дерзкой решительности». С этого самого дня и по апрель 1873 года, Тел-Че и его последователи оставались освобождёнными от любых обязательств, совершая набеги, избегая при этом поражений и зарабатывая себе репутацию как опытных партизанских истребителей и неумолимых преследователей.

Согласно сообщениям, группа Тел Че находилась везде, включая инцидент с столкновением южнее Пика Индеанки (Squaw Peak), когда войска из форта Верде под командованием Джорджа Крадлебауха были подвергнуты очень редко случавшемуся ночному нападению. Это были также поиски Тел Че, - в декабре 1872-го года, - когда солдаты убили 76 явапаев - мужчин, женщин и детей - в бойне Скелетной Пещеры севернее долины Солт Ривер.

В это самое время кланы дилже, во главе с Наас Тин Нез и Ча Тле Па, сдались в форте Верде и начали узнавать, что такое новая процветающая жизнь в резервации в 20-40 миль шириной, охватывающей большую часть долины Верде.

Армия, в конце концов, заблокировала группу Тел Че 25 апреля 1873 года в верховьях Кэмп Крик, в горах Мазатзал. «Каждая скала повернулась к солдатам»,- сказал он своему захватчику капитану Джорджу Рэндаллу, которому сдался вместе со своей умирающей от голода общиной.

Они были сосланы в резервацию апачей Белой Горы, но вскоре бежали оттуда, объясняя это тем, что другие индейцы там оскорбляют их. Однако на этот раз, вместо продолжения набегов, люди Тел Че проследовали в форт Верде, где сдались, чтобы находиться среди остальных дилже. Согласно Винсенту Рэндаллу, община Тел Че расположилась в местности, известной теперь как Национальный Парк Ранчо Мёртвой Лошади (Dead Horse Ranch State Park) на берегу реки Верде, подальше от соперничающих с ними явапаев, чей лагерь находился возле штаб-квартиры агентства в Хаскелл Спрингс.

Однако, к середине лета возросло их недовольство жизнью в резервации. После того, как Тел Че начал распространять слухи о том, что резервация будет упразднена, и также после того, как поступило сообщение, что он начал приобретать ружья, генерал Крук в начале октября 1873 года приказал его арестовать. С помощью других членов своей группы, Тел Че, 18 воинов и 24 женщины сбежали. А потом и все другие разбежались. В результате облавы, длившейся всю зиму и всю следующую весну, было захвачено и убито большинство бежавших. Тем не менее, войска оказались не в состоянии выявить точное местонахождение Тел Че и его группы. В итоге генерал Крук предлагает 50 долларов любому, кто принесёт ему голову Тел Че.

29-го июля 1874 года, трое разведчиков апачей, один или все разом, утверждали, что установили связь с Тел Че и убили его возле пика Таррет. Для доказательства они приложили скальп с жемчужной застёжкой в мочке левого уха.

В следующем месяце приносят ещё одну голову. Крук заплатил за обе. Говорилось,что за две недели до его гибели, Тел Че прокрался в резервацию Рио Верде и предупредил своих людей, что правительство собралось выслать их в пустыню на верную смерть. Откуда он получил эту информацию,- неизвестно. Но она оказалась правдивой. 23-го февраля 1875 года, меньше, чем через семь месяцев, резервация Рио Верде была упразднена, а 1426 явапаев и других апачей насильственно перемещены в Сан Карлос. Немногие из них снова увидели когда-либо долину Верде.

ПРЕОДОЛЕНИЕ ТОНТО КРИК.

Исторические события, происходившие на всём протяжении ручья Тонто ( Tonto Creek), часто тесно увязывались с индейцами тонто апачи (1). Ранней весной 1864 года, «Кинг» Вулси- скотовод из окрестностей столицы территории города Прескотт - возглавил гражданскую милицию, в количестве ста человек, по направлению к Тонто Крик в поисках украденного индейцами из ранчо белых домашнего скота. По мере прохождения своего пути, они давали англоязычные имена заметным ориентирам на местности, которые уже имели свои апачские названия(2). Это как раз партия Вулси дала имя Фоссил Крик(Окаменелый Ручей). Когда они добрались до Уайлд Рие Крик(Wild Rye Creek), или ручей Дикой Ржи, то они дали ему это название из-за злаковых трав, покрывавших его берега. 7-го июня 1864-го года они достигли впадения ручья Дикой Ржи в большую реку, которую они назвали ручей Тонто. Исследовав северный участок этого потока, отряд Вулси продолжил своё временное пребывание в бассейне, спускаясь по направлению к Солт Ривер.

Это уже была территория мощного предводителя тонто Делшэя. Во время углубления партии Вулси на территорию тонто, до той поры непревзойдённое другими американскими поселенцами, индейцы никогда не позволили себе упустить их из своего поля зрения. Тонто казалось странным и удивительным, что эти люди лихорадочно разбегаются по косогорам со своими заступами, или устремляются в русло для промывки золота. Пока индейцы не могли уразуметь для себя такую безумную активность, но позже они узнали, что это может стать ужасным неудобством, что вторглось в их окружающую обстановку и нарушило течение всей их жизни. Они должны были постоянно бросать свои деревни, и после того, как белые уходили дальше, возвращаться и оценивать понесённый ущерб. Во время этого вторжения индейцы оставляли охоту и собирательство, а также общественные танцы, в беспокойстве, чтобы их не обнаружили, и чтобы следовать за этими бородатыми и тяжело оснащёнными людьми.

Группа Вулси была очень щепетильна в исследовании водных бассейнов, горных мес и каньонов, составлявших пространство Могольон Рим. Но тонто считали свою территорию чем-то наподобе крепости, и вероятно посмеивались между собой над неповоротливостью этих захватчиков, когда те рассылали в разные стороны разведывательные партии. Вьючный обоз из 60 мулов особенно привлекал индейцев, которые находили удовольствие в мясе мула.

Тонто были уверены, что «солдаты» не видят их, а сами развлекались тем, что из своих скрытных наблюдательных пунктов смотрели за белыми людьми, которые растерянными в случаях, когда они пытались каким-либо образом переправиться через пропасть. Несмотря на то, что ранчерии, которые милиция обнаруживала, были покинуты, она уничтожала все запасы продовольствия, что могла найти. Вечером тонто окружали лагерь белых, и как только наутро он пробуждался и люди приходили в движение, то засыпали его стрелами. 8-го апреля, один из белых, по имени Донохэг, был поражён стрелой, которая прошла через жилу между ярёмной веной и трахеей, выходя с обратной стороны шеи. Доктор, сопровождавший захватчиков, по имени Джон Элсап, смог извлечь стрелу таким образом, что впоследствии Донохэг восстановился от своего ранения (4).

У истоков ручья Тонто они обнаружили котловину, окружённую несколькими горными хребтами, не имевшими между собой проходов. Сливающиеся воедино реки прорывались через каньоны, гоня свои бушующие потоки в направление необитаемой долины. Тонто называли это место: «Вода Текущая Вместе» (5). Эта местность изобиловала руинами древних пуэбло и могильными холмиками их обитателей, а также заброшенными лагерями апачей тонто , пинал и явапаи, которые отыскали когда-то этот охотничий и земледельческий рай. Команда Вулси назвала это место Кэмп Коттонвуд. Невдалеке, по течению ручья Тонто, бобровые дамбы образовали освежающее своим дыханием озеро. Огневая мощь этой армии граждан держала индейцев на расстоянии, в то время, пока захватчики рыбачили, плавали, охотились и пировали. Из-за табу апачей на потребление рыбы, в этих водах был её большой избыток.

А. Кук писал: «Мы изготовили бредень из ивовых прутьев и выловили с его помощью около 200 рыбин, самая большая была похожа на треску и вероятно весила от 10 до 20 фунтов. Такой способ рыбалки был новым для многих из нас, однако это оказалось утончённым развлечением, так как мы входили в реку, и в некоторых местах вода доходила до наших шей. Хорошо, что погода стояла жаркая и вода была тёплая».

17-го июня они свернули лагерь, чтобы обследовать удалённые истоки Солт Ривер (6). Армия Вулси теперь переместилась с территории апачей тонто во владения апачей пинал. В середине августа белые вновь вступили на землю тонто и снова разбили лагерь возле истока ручья Тонто. В это же время, один из мужчин, по имени Аллен, чисто случайно разрядил своё ружьё и убил своего сотоварища- Гастона Мореаля. Однако Вулси не упомянул этого в своём рапорте. Он также не упомянул того, что апачи убивали по пути и других его людей, тогда, как его милиция так и не убила ни одного индейца.

Контингент скотоводов возвращался вдоль ручья Тонто и уже маловодного Ручья Ржи. Затем, как только они добрались до восточного берега реки Верде, то пошли к её истоку, через суровую и дикую местность, современный Пойсон. В те дни апачи пронзительно вопили и скидывали вниз огромные камни с возвышающихся пиков. Тем не менее, никому не было нанесено повреждений, а выстрелы белых из ружей лишь распугивали индейцев. Удивительно то, что тонто и их союзники явапаи так и не атаковали отряд Вулси. Хотя было время на то, чтобы всем кланам объедениться и обрушиться всей мощью на захватчиков. Как бы там ни было, но апачи позволили пройти белым через их владения. Возможно из-за того, что индейцы упустили в настоящем хорошую для этого возможность, это повлияло на всё их будущее. Группа Вулси не ставила себе целью убийство индейцев, белые лишь хотели возвратить свой украденный скот и найти золото. Между прочим, они прошли вдоль всего ручья Тонто и исследовали расположенные далеко на востоке реки Сан Карлос и Чёрную. Яркие впечатления об Апачерии они принесли с собой в Прескотт.

В своём рапорте к управляющему Вулси писал: «Страна, через которую мы прошли, покрыта отличной травой. Много воды пригодной для использования в различных целях. Во многие уютные и небольшие долины можно приглашать фермеров или скотоводов, чтобы они выбирали их себе по вкусу для своей деятельности. Мы не нашли золота, ни в каких количествах, и я пока не в состоянии ничего утверждать, но думаю, что в той области имеются богатые залежи полезных ископаемых».

После всего этого поселенцам не терпелось взять в свои владения новые земли. Экспедиция также дала понять народу тонто, что вот-вот против них начнутся военные действия. Как это часто случалось и раньше с белыми людьми, Вулси недооценил стойкость упрямых апачей тонто. Его рапорт содержал его мнение на этот счёт: «Мы прошли по следу апачей прямо в их дома в горах и узнали где они расположены. Мы избавились от представления об их больших числах, которые ранее были приложены к этому племени. Несколько сот нищего сброда, несчастнее несчастных, формируют этого ужасного противника, которого так многие боятся. Их можно быстро привести к согласию или полностью уничтожить У меня нет никаких сомнений в том, что правительство однажды узнает какой у него незначительный противник,- вызывающий так много раздражения». Тем не менее, чтобы взять под полный контроль горы центральной Аризоны англо--американцам понадобилось ещё долгих 20 лет. Во второй же половине 1860-х годов военные силы Соеденённых Штатов занимались усиленными поисками апачей тонто и их союзников явапаев. Летом 1874 года, почти последней, генералу Джорджу Круку сдалась одна из их групп. Лидером этой группы был тридцатипятилетний Дель-ше-ае, или Красный Муравей, обычно известный как Делшэй (7).

«Этот дикарь являлся ужасом для Аризоны на протяжении многих лет»,- писал Крук в своём годовом отчёте в августе 1874 года,- «известно также, что он никогда не сдерживал своих обещаний!».

Молодой и жестокий предводитель, распологал свой домашний лагерь точно на восток от Гайсела. Одна из призрачных долин, расположенная юго-восточнее Гайсела , носит до сих пор название «Бассейн Делшэя». На протяжении долгой войны с индейцами апачами, начавшейся в 1864 году, армия обнаружила, что она не в состоянии подавить дерзких тонто. Но Крук всё же нашёл решение проблемы. Он использовал туземных разведчиков, знавших местонахождения лагерей апачей, и поскольку редко когда удавалось кого-либо захватить, армия уничтожала припасы, посевы и их жилища (называемые говас или викиупы). Несколько суровых зим поставили их на грань голодной смерти и это заставило многие общины сдаваться поодиночке. Крук заявил, что все индейцы, не сдавшиеся к определённой дате, должны подвергнуться уничтожению, и зимой 1874-го года одна из последних групп отщепенцев попросила прощения и взятия под опеку. Крук сначала отказал им в этом, но затем предложил их лидерам сделку. Он так писал потом: «Они просили пощадить их и обещали соблюдать в будущем все взятые на себя обязательства. Наконец я решился на компромисс, позволяя им остаться в обмен на то, чтобы они принесли головы некоторых их главарей, на что они согласились». На протяжении следующего месяца много окровавленных голов было принесено в агентство Сан Карлос и установлено на всеобщее обозрение вокруг плаца. Но главный противник Крука, Делшэй, по-прежнему был недосягаем, и генерал предложил за его голову 50 долларов.

Уолтер Шуилер, командир в Кэмп Верде, посылает троих разведчиков тонто и даёт им значительный срок на то, чтобы они вернулись с его головой. Когда наступила крайняя дата их прихода, то он сам верхом во главе отряда отправился на поиски. Но этой же ночью эти три разведчика возвратились в лагерь и передали доктору Уильяму Корбьюсеру потрескавшиеся лохмотья, проронив всего одно слово: «Дел-Че». Врач написал потом: «Вскрыв свёрток я обнаружил целый скальп с левым ухом, в отвисшей мочке которого была прикреплена жемчужная застёжка от рубашки». Известно, что вождь Делшэй носил в своём левом ухе это украшение, взятое у его белой жертвы. Разведчики пояснили, что они убили Делшэя 29-го июля возле Таррет Маунтин. Эта гора являлась местом первого поражения, нанесённого тонто, и являлась известным их оплотом у реки Верде.

Почти через месяц, 21 августа, воин тонто, по имени Дисалин, принёс голову в агентство Сан Карлос и унастаивал на том, что это и есть голова Делшэя. Генерал Крук сообщал потом, что индейцы из Сан Карлос и Кэмп Верде, каждые поврозь, пытались убедить его в том, что именно их трофеи являлись подлинными останками Делшэя: «Поняв, что обе стороны приводят серьёзные доводы, и появление другой головы не ошибочно, я уплатил им обеим». Однако, один апач из Сан Карлоса сказал Круку, что голова, взятая их людьми, принадлежит не Делшэю а его сыну. Другие, бывшие последователи Делшэя, тоже засвидетельствовали, что эта голова не является его головой.Тогда генерал Крук решил, что скальп с ухом из Кэмп Верде как раз и принадлежит Делшэю, а голова из Сан Карлоса кому-то другому. В своём годовом отчёте от 31-го августа 1874 года, он это и утверждает: «Делшэй был убит своими людьми возле Таррет Маунтайн».

Загадка воскресла, когда врач по контракту Джеймс Риглес обнаружил целый череп в 1878 году, обозначенный как череп Делшэя. Корбьюсер, в бытность свою резервационным доктором, принимал еще живого Делшэя, и после его гибели подтвердил, что это и есть череп вождя. Теперь же Риглес взял его из Кэмп Верде в свой дом в Шенектади, Нью-Йорк. Там он покрыл его мантией с надписью: «Дел-Че, 1874».

Племенной археолог явапаи-апачи Крис Кодер предлагает свою версию: «Я слышал когда-то, что армия выразила желание видеть не расщеплённый скальп, и что перебежчики возвратились через день или два с настоящей головой, за которую и было после заплачено. Я думаю, что осторожный Делшэй вначале послал своих людей в Кэмп Верде со скальпом какого-нибудь несчастного апача, и прикрепил к нему серьгу в качестве уловки. Когда армия отвергла это, то те парни возвратились назад, и ради денег получили для себя действительный предмет».

Потомки армейского доктора пожертвовали череп в музей форта Верде где-то в 1860-х годах, и хранитель этого музея Боб Мэнсон сообщал, что когда он прибыл в форт Верде, то обнаружил запылённый череп на выставке офицерского жилья, и он был подписан «Делшэй». Он решил, что это принадлежало раньше Смитсоновскому институту и было прислано сюда по настоянию Финикса. Так или иначе, но он разобрался в собрании артефактов в Департаменте Службы Аризонских Национальных Парков. И в связи с последними конструктивными предложениями по возвращению костей предков их племенам, археолог Кодер обратился в Финикс и спросил может ли нация апачей забрать себе этот предмет. Ответ был положительный, и мистер Кодер поспешил в Финикс, чтобы приобрести данный артефакт. В пределах нескольких часов череп был передан племенному старейшине Тэду Смиту, который, вместе с местным святым человеком, совершил над останками тайные, божественные и церемониальные ритуалы.

Вот так вот, смелый и ужасный вождь Делшэй был определён на вечный покой (8).

Примечания.

1. Тонто апачей часто называли «самой западной группой западных апачей». Термин «тонто» по- испански означает «глупый, взбаломошный или бестолковый», и испанцы наградили им жителей центральной Аризоны. Впоследствии группы западных апачей ограничили это название на туземных жителях в Бассейне Тонто и области вблизи гор Могольон, так как их говор для них звучал нелепо. Атабаски, говорившие на языке тонто и породнившиеся через брак с юма -язычными явапаями, смешали и свои языки, что закончилось носовым гнусавым выговором, и для других апачей это звучало подобно «детской болтовне».

2. Апачские названия мест всегда говорят об их истории. Само упоминание о месте позволяло вспомнить его историю, сообщённую им их отцами. Таким вот образом история и наследие племени было сохранено полностью. Язык апачей живо описательный. Приблизительное перевод этого места на английский выглядит как,- «место, где медведь напал на воина». Один член племени тонто называл его,-«тот, кто испражнился в свои штаны».

3. Очевидно, что имя, данное партией Вулси ручью Ржи не стало общепринятым, как это виднол из записей помощника Крука, -Джона Бурка, - в его дневнике. Он полагал, что ручей Ржи является лишь ответвлением ручья Тонто, и он называл два разных потока, перед их соеденением, северным и западным рукавом Тонто.

4.Мы обязаны как минимум двум свидетельским отчётам, поясняющим детали экспедиции Вулси в Бассейн Тонто в 1864 году. Один отчёт был предоставлен Генри Клифтоном, кто исполнял обязанности секретаря во время марша и чьи примечания были напечатаны 11-го мая и 25 мая, в Прескотте в “Apizona Miner”. Более подробный отчёт получен из дневника Ф.А. Кука, одного из участников экспедиции.Оригинал его дневника находится в Музее Шарлотт Холл в Прескотте, Аризона.

5. Правильное определение этого названия согласовано с прежним вождём апачей тонто Мелвином Кэмпбеллом.

6.Солёные источники в верховьях этой реки дают солоноватый привкус воды. Апачи тонто называют её Солт Ривер, или Рио Саладо, Чёрная Река.Она протекает на 20 миль восточнее Форта Апачи и является самым большим притоком реки Хила. Она течёт с юго-запада свыше 200 миль и соеденяется с Хилой западнее Финикса.Сегодня верховья Солт называются Чёрная Река.Члены экспедиции Вулси часто называли те верховья- Прието, или Чёрная Вода.

7. «Делшай» являлся общепринятой орфографией имени этого военоначальника апачей в военных рапортах и газетных сообщениях.На туземном языке оно должно писаться по буквам скорей всего как « Дель-ше-ае», что означает «Красный Муравей». Так как большинство апачских детей были названы в честь обстоятельств произошедших при их рождении , можно предположить, что имеется в виду клубок красных муравьёв передвигавшихся в момент его рождения.Он также мог впоследствии получить своё имя в связи с терзаниями его боевого духа или из-за того что стойко боролся и вёл других.

8.Источники:годовой отчёт за 1874 год генерала Крука; личная корреспонденция Крука из библиотеки Хантингтона (Калифорния); Винс Рэндалл -старейшина тонто в Миддл Верде, устная история Стэна Брауна; Крис Кодер - археолог племени явапаи- тонто апачи в долине Верде; письмах Стэна Брауна; рукописные заметки доктора Корбьюсера(армейский врач в Кэмп Верде) из библиотеки Аризонского Исторического Общества, Тусон.Устная история, ставшая известной благодаря Стэну Брауну и Бобу Мэнсону, хранителю Музея форта Верде.

ЧЕРЕП.

Череп апача, украшенный мантией, отправился в Шенектади,Нью-Йорк, в дом отставного армейского хирурга Джеймса Риглеса.В 1878 году, когда он покидал Кэмп Верде , то забрал этот череп в качестве сувенира. На протяжении многих лет в семье Риглесов, череп вождя тонто Делшэя являлся темой для разговоров (1). Делшэй обращался по поводу малярии, когда находился в резервации Рио Верде, и доктор был уверен, что этот череп принадлежал вождю.

Одиссея этого черепа началась в 1874 году, когда генерал Крук завершал свою долговременную военную кампанию против апачей в Аризоне. Четверо из наиболее опасных апачских вождей были против лишения свободы в резервации, и с ними находились несколько сот воинов отщепенцев. Теми вождями являлись: Делшэй, Чунз, Кочинэй и Чан- дези. Они возглавляли набеги на белых жителей территории, в которых убивались погонщики, пастухи, поселенцы, сравнивались с землёй ранчо и фермы, угонялся домашний скот и захватывалась другая добыча. Доведённая до отчаяния армия обязана была их остановить (2).

«Не брать никого в плен»,-приказал Крук перед тем, как войска развернулись в боевые порядки. В эту зиму, в начале 1874 года, суровый холод со снегопадами вынудили группу апачских отщепенцев притащиться в резервацию Сан Карлос просить прощения и разрешения остаться там. «Я отказался принять у них сдачу»,-писал Крук в своей автобиографии,- «но сказал им, что не могу им сейчас ничем навредить, так как они сами просят о милосердии». Генерал сказал им, что он может вместо этого снова отправить их обратно в горы, где всех их уничтожит: «Они легли передо мной, и я не преминул узнать, что это в данный момент означает. Они умоляли разрешить остаться, давая при этом характерные для них перпективные обещания. В конце концов я пошёл на компромисс, позволив им остаться, но только в том случае, если они принесут головы некоторых их главарей, на что они согласились».

25-го июля несколько апачей появились в Сан Карлосе с набитым чем-то доверху мешком из-под зерна. Когда они перевернули его, то оттуда выкатились семь окровавленных голов. Крук принял подношение, но всё же он не мог определить кому принадлежат эти головы. Большинство уверенно высказалось за то, что здесь были головы Чунза и Кочинэя вместе с головами некоторых их воинов. На следующей неделе прибыла голова Чан- дези и присоеденилась к другим.

Головы были насажены на шесты, воткнутые в землю по краям плаца в Сан Карлосе, и словно выстроились для парада в честь приезда нового индейского агента Джона Клама, который должен был прибыть туда 8-го августа.

Крук признал, что этот новый способ отвечает существу дела, и возможно подобная тактика может быть использована и в других случаях. В это время отщепенцы из тонто апачей просят о мире и Крук делает им предложение, что если они принесут голову вождя Делшэя, то смогут избежать наказания. А до тех пор они не будут снабжаться пайками.

Без лишних проволочек в Сан Карлос была принесена ещё одна голова, и она была идентифицирована как принадлежащая Делшэя теми разведчиками, которые лично его знали. Крук доложил, что вождь убит воинами, посланными на поиски во главе с выдающимся апачем по имени Дисалин ( Дес-а-ин). Вместе с этой головой, Дисалин привёл шестерых пленников и 39 отщепенцев из своего собственного племени, и все они подтвердили, что голова принадлежит Делшэю. Как этот череп попал в руки доктора Риглеса, кто перевёз его в Нью-Йорк, не понятно, так как все черепа доставлялись в Сан Карлос, а Риглес находился в долине Верде. Как бы то ни было, но почти через 90 лет, в 1960-х годах, потомки армейского хирурга Джеймса Риглеса послали этот череп в музей форта Верде в Аризоне. Он оставался там до 1970-го года, когда рейнджеры, ответственные за него, перевезли его в офис Аризонских Национальных Парков в Финиксе и передали там его на хранение. В 1998 году племенной археолог явапаи -апачи Крис Кодер из долины Верде, договорился о возвращении черепа народу апачей, и в феврале этого же года он забирает его из Финикса. Он перевёз череп в картонной коробке и передал его племенному старейшине. Похоронный обряд над черепом был совершён в скрытном месте знахарем(возможно Винсентом Рэндаллом), и свидетель этому мог быть только один из членов совета (возможно Тэд Смит).

Но принадлежал ли этот череп в действительности скандально известному Делшэю? Письмо от генерала Крука к лейтенанту Уолтеру Шуилеру- командующему офицеру в резервации Рио Верде- содержит интересную цитату. Оказывается в Сан Карлосе имелся один человек, который говорил, что эта голова принадлежит его сыну, и что некоторые другие индейцы, дававшие показания на предмет принадлежности этой головы, а также находившиеся в Сан Карлосе люди Делшэя подтверждают его слова (3).

Если череп, похороненный на холме, что возвышается над долиной Верде, не принадлежит Делшэю, то чей же он тогда? И попадал ли он когда-либо в руки солдат?

Когда Крук приказал убить Делшэя, лейтенант Шуилер разработал программу действий по этому поводу для Кэмп Верде. Пришло сообщение, что Делшэй объявил, что он никогда живым не сдастся. Тем не менее, количество его последователей неуклонно сокращалось. Новое поколение апачей видело всю тщетность противостояния с белыми и начало покидать своих упрямых лидеров. Группа из племени отщепенцев обратилась к Шуилеру с просьбой принять их обратно, на что он им ответил, что они могут возвратиться в резервацию, если только принесут голову Делшэя. Они согласились, и также для них была установлена дата их возвращения.

Когда прошли все сроки, лейтенант собрался сам выходить на следующий день. Но лагерный доктор Уильям Генри Корбьюсер сказал ему подождать, так как увидел дымовой сигнал на вершине холма, означавший, что очевидно кто-то был убит (4).Командиру всё же было невтерпёж и он тронулся в путь. Этой ночью трое тонто пришли в палатку Корбьюсера. Он написал в своих заметках позже, что они «передали грязный тряпичный свёрток, сказав при этом: «Дел Че», - и исчезли прежде, чем я смог их опросить. Развернув свёрток, я обнаружил целый скальп с левым ухом, в отвисшей мочке которого была жемчужная застёжка от рубашки».

Тут же было послан бегун к Шуилеру, и когда тот возвратился, то его разведчики изучив скальп, сказали, что он похож на скальп Делшэя, так как тот носил в качестве ушного украшения жемчужную застёжку, взятую у погибшего солдата. Трое тонто, позже допрошенных, уверяли, что 29-го июля они убили Делшэя на Таррет Маунтин, возвышающейся над долиной Верде.

В письме Крука к Шуилеру от 8-го августа 1874-го года, он пишет, что «когда вы будете полностью уверены, что это был принесён скальп Делшэя, то я смогу сделать свой годовой отчёт». Вероятно чуть позже гарантии были предоставлены, так как в рапорте Крука в штаб-квартиру мы читали в отношение Делшэя, что он был убит собственными людьми на Таррет Маунтайн 29-го или 27-го июля.

Можно также предположить, что апачи, убившие своего вождя, принесли потом и голову, с которой до этого сняли скальп. Тогда мы можем с уверенностью сказать, что череп Делшэя покоился сначала в Кэмп Верде, а уже оттуда перешёл во владение армейского хирурга Риглеса. Это значит, что череп, над которым в наши дни тонто совершили похоронный обряд, в самом деле принадлежит Делшэю.

В дальнейшем, ещё большее насилия, связанного с апачами, было совершено на территории, но легендарный Делшэй не должен был стать частью этого.

1. Англоязычная версия имени Дел- че-ае, или Тел Че, означающее « Красный Муравей» на диалекте тонто.

2. Источники для этого повествования включают: автобиографию Крука; «Commanders and Chiefs” Уотерстрата; “Apache Chronicle”Джона Террелла ; “Sieber” and “Conquest of Apacheria” Дэна Траппа; а также заметки, написанные от руки Уильямом Корбьюсером, хранящиеся в Аризонском Историческом Обществе под заглавием “Verde To San Carlos”. Также частная беседа с племенным археологом Крисом Кодером и вождём апачей Винсом Рэндаллом.

3. Письмо Крука к Шуилеру от 30-го октября 1874 года.

4. Корбьюсер был предшественником доктора Риглеса в резервации Рио Верде, расположенной за пределами Кэмп Верде. Он находился там с сентября 1873-го по август 1874-го. Резервация Рио Верде была расположена там, где сегодня находятся Коттонвуд и ранчо Мёртвой Лошади.

Courtesy Arizona State Parks If everyone is to be believed, Tel Che’e had more than one head. One of the heads alleged to have been Tel Che’e’s was taken to Schenectady, N.Y., by Fort Verde surgeon Dr. James Reagles when he left in 1878. Reagles’ son returned it to Fort Verde in 1963. Arizona State Parks discovered it among the items it inherited from the Fort Verde Museum in the 1970s and returned it to the Apache people in 1998. There are stories that claim as many as four heads and a scalp were turned in for the reward.

(Доктор Джеймс Риглес).

Courtesy Arizona State Parks Dr. William Corbusier is said to have identified Tel Che’e skull when it was brought into the Rio Verde Agency. Corbusier served as the reservation’s doctor and is said to have treated Tel Che’e for both malaria and tape worm in the brief time the chief was at on the reservation.

(Уильям Корбьюсер).

http://www.jacksonholeartauction.com/uploaded/works/AndersenRoy-TontoApache-1374612708-detail.jpg

(Тонто апач).