Не делай добра.

Не делай добра.

Не делай добра.

Не делай добра.

Ночь, звездная и чистая, без единого облачка, подбитой птицей упала на землю. Над болотами повис белесый неподвижный туман. Выплыли откуда-то и закружились вокруг зеленоватые огни, манящие неосторожных путников в трясину. Все наполнилось звуками: скрипом обветшалых, прогнивших остовов зданий, бульканьем, тихим плеском весел. Под носом деревянной лодки трескался и расступался первый лед.

Катрина Бишоп потуже затянула ремешки маски, выполненной в форме птичьей головы. Похожие носили когда-то чумные доктора...С той лишь разницей, что у них не было внутри нескольких слоев фильтрующего материала.

Затопленный Лондон так и дышал заразой. От болот поднимались ядовитые пары, многочисленные крысы разносили по свету холеру, оспу и проказу. Кроме того...Имелось в пустых землях что-то еще, не поддающееся объяснению. Они словно бы жили сами по себе, единым организмом, до поры, до времени терпящим людей. И то, долго тут держались только самые выносливые. Такие, как Катрина.

Она помнила Топи с самого их появления в 1815 году, когда уровень воды вокруг Британских Островов поднялся и часть Англии, вместе со столицей оказалась на дне. Со временем наводнение отступило, оставив после себя разрушенные здания и цепь глубоких болот, в которые тут же кинулись авантюристы, искатели легкой наживы, Только вот пустая территория ошарашила гостей еще одной, припасенной ловушкой, более страшной, чем сам потоп. От гнили и трупов тех, кто в свое время не успел скрыться от стихии появились на свет совершенно невиданные недуги...Лондон вновь захлопнул перед бывшими хозяевами ворота. Природа указала человеку на его место.

Чтобы остановить распространение болезни, на выход и вход в Топи ввели «пропуска»- медные именные жетоны, разрешающие научную или исследовательскую деятельность. Легальных ходоков в запретные места стали называть враноглавыми или рэвенхедами, по форме защитных масок. Сначала они были стражами порядка, отлавливающими и выдворяющими прочь нарушителей карантина. Но потом...Потом свершился их общий рейд, призванный обнаружить и определить место, откуда исходит вирус и берутся огромные рыбы. Враноглавые заплыли так далеко, как не отваживался еще никто: к самому Тауэру. Неизвестно, что именно случилось, но назад вернулись немногие. Все попытки пробиться в сердце Лондона были прекращены, а во внешности исследователей начались изменения... Чернели белки глаз, выпадали прежние зубы, и из десен пробивались острые, звериные клыки. По всему миру прошел ропот и как итог... Началась новая «охота на ведьм». Власти, как могли, пытались остановить линчевание, но... бесполезно.

Катрина, погрузившись в воспоминания, перестала грести. Лодка, повинуясь легкому дуновению ветра, медленно выплыла из узкого переулка на открытую местность. Леденяще и скупо в глаза ударила луна.

Встряхнув весла, девушка положила их на дно суденышка, достала из кармана штанов плоский жетон. Медь откликнулась на прикосновение холодом, блеснула в серебристом свете.

Последний билет домой... Бишоп вытянула руку над водой, так, что пропуск, качнувшись на цепочке, чуть коснулся ее поверхности. Нужно только разжать пальцы и искушение вернуться пропадет, вместе со всеми сомнениями.

В бушующем внешнем мире она давно стала чужой. От народной расправы спасала только работа на благо церкви: приходилось находить или подделывать доказательства того, что Топи- это проявления дьявольщины. Казалось бы - терпимо, но... Все эти ненавидящие взгляды в спину, перешептывания. Нет, так дальше нельзя. Люди видели в ней не прежнюю любимицу всей округи «золотую» проказницу Кэт. Теперь она стала для них монстром, исчадием ада. Неужели что-то изменилось до такой степени? Копна ражих волос осталась на месте, разве что немного потускнела, любопытство и готовность помочь всякому встречному тоже никуда не исчезли... В чем же дело?

-Чертова болезнь!- крикнула девушка в высь, смеющуюся россыпями звезд.- Почему именно так?!

Она размахнулась, готовясь вышвырнуть жетон в воду, но...не смогла отпустить. «Что если дать народу еще один шанс? Все может измениться, « - шепнул внутренний голос.

Катрина, взвыв от бессильной ярости, упала на дно лодчонки. Энергии больше не было ни на что. От частого дыхания в маске стало невыносимо душно.

-Черт.- Бишоп стукнула кулаком по гладкому дереву.- Ненавижу.

Незаметно, веки девушки сомкнулись, и она погрузилась в чуткий, беспокойный сон, не увидев, как под судном мелькнула быстрая тень огромной рыбы.

***

Утром пошел снег. Крупные мохнатые хлопья быстро покрыли все белыми шапками, запорошили всякую поверхность, выше уровня воды. Ветер совсем стих и все окутал туман, такой густой, что разглядеть что-то дальше ста метров было совсем невозможно.

Катрина лежала, закутавшись в плащ, и сквозь рыжие стекла маски смотрела в небо. После сна ей было еще тепло и двигаться не хотелось совершенно. Наверное, лучше вернуться в город, достать теплую одежду, если ее еще не съела моль... Но как же преодолеть страх перед общим осуждением за что-то несуществующее?

Кэт прислушалась к застывшему под коркой льда болоту. Скрипнули проржавевшие петли двери, взлетела сварливая стая ворон, прошуршал сухой камыш... И вдруг...Что это? Откуда-то донесся протяжный крик, плеск воды.

Бишоп резко вскочила, чуть не перевернув лодку днищем кверху. В сведенные ноги разом точно впились сотни иголок.

Поморщившись, девушка настороженно огляделась по сторонам. Никого... Только серая холодная пелена снега. Внезапно, тишину снова прорезал треск, со стороны разрушенного торгового ряда. Совсем рядом.

Не тратя времени, Кэт налегла на весла. Даже если кто-то попал в переделку, ее не должно было это волновать, но...Девушка прекрасно помнила, сколько раз ее саму выручали из ситуаций, казавшихся безвыходными, зачастую не получая взамен ничего, кроме благодарности.

Впереди показалась торговая улочка с остатками некогда пестрых лавок. Посреди нее мутил воду, то ныряя, то появляясь вновь, огромный сом. Раскосая усатая морда его была оцарапана и от нее пена вокруг окрашивалась алым. На клочке суши, прямо рядом с гигантом угадывалась фигурка человека, отмахивающимся обломком весла от наседающего врага.

Катрина, не сводя глаз с баталии, нащупала на поясе рукоятку кинжала. Главное, чтобы сом не переключился на новую цель и не раздробил лодку....

Проворно, как кошка, она забралась на опустившуюся крышу ларька. Покрытая инеем, влажная конструкция заскрипела, качнулась, но устояла. Не задерживаясь на одном месте, девушка побежала вперед, по стоящим рядом останкам зданий. Из-под сапог полетела древесная труха и ржавые стружки. В любой момент сом мог ударить по ослабевшим от времени сваям и обрушить все это вниз, но так хотя бы оставался шанс сохранить судно наплаву.

Выдрав из стены кусок камня, Бишоп, не долго думая, запустила его в рыбину. Снаряд отскочил от толстой, со складками жира шкуры, но внимание хищника привлек. Рыба, всей своей тушей обернулась в сторону обидчика, круша пласты льда. Побежавшие волны жадно лизнули покрытые мхом и плесенью стены.

-Пошел прочь! – крикнула Кэт, готовясь прыгнуть вниз, с кинжалом наперевес.

Сом, точно удивленно, остановился, пошевелил усами. Или хозяин этих вод не ожидал такой наглости, или...

-Брысь!

Гигант недовольно хлопнул хвостом по воде, потом нехотя скрылся под водой, оставив после себя небольшую воронку.

«Слишком легко»- усомнилась Кэт и вдруг... улыбнулась. Значит не зря они, потехи ради, дрессировали молодых рыбешек. И как только за два года сомы не забыли команды? Впрочем, здешняя живность вообще не переставала удивлять всех своей сообразительностью.

Спрятав оружие, Катрина аккуратно спрыгнула на мель. Под сапогами обиженно хлюпнула вязкая болотная жижа.

-Не подходи! – спасенный паренек замахнулся на нее черенком весла. На тщедушном, со впалыми щеками лице, лишенном всякой защиты, застыло выражение неподдельно страха.

-Хорошо, не подойду. Оставайся на этой кочке. – согласилась Катрина.- Если уж так принципиально важно кто и как тебя спас.

Возиться с незнакомцем она и впрямь не собиралась. Не хочет – не надо, какие могут быть вопросы? Девушка развернулась и, вдоль стен зашагала к лодке. Старые сапоги пропустили влагу и теперь жизнеутверждающе чавкали при каждом шаге.

-Погоди! – совсем уж отчаянно попросил спасеныш.

-Как непоследовательно.

Катрина поборола в себе желание обернуться. Это могло все испортить и психологическое воздействие от безразличия пошло бы насмарку:

-Шагай за мной, не укушу.

***

Как ты сюда забрался, Мэтт? – спросила Катрина.

Она вручила попутчику весла и теперь пользовалась временным бездельем. В Топях редко получилось поговорить с кем-либо, потому даже такой растерянный собеседник, как этот рыбак, казался манной небесной.

-На плоту. Но он разбился.- грустно поведал он.- Постой, откуда ты знаешь мое имя?

-Понятия не имею.

Кэт пожала плечами. Иногда в голове всплывала такая информация, которую она не слышала никогда в жизни. Как же не вовремя. –Зачем полез на болота?

-Я...ловил рыбу.

-Что?!- Бишоп невольно повысила голос. Мэтью от неожиданности вздрогнул и чуть не свалился за борт. – Да ты просто сбрендил, дружок.

-Просто... Слышал, что тут улов крупный...

-И убедился в этом. Нет, все не так просто, иначе тут везде были бы натянуты сети. Птицы, крысы, рыбы- все разносят вирус. Или ,может быть, ты хочешь заразить кого-нибудь чем-то вроде проказы? Тогда у тебя все еще есть такая возможность- бегать по Топи без защиты многого стоит.

-Но я хотел заработать денег...- безнадежно оправдался Мэтт, понурив голову. Видимо, абсурдность затеи, до этого момента была ему не заметна. Что ж, незнание закона не избавляет от наказания.

-Такой ценой?

Кэт начинала злиться. Уж сколько раз твердили миру об опасности, но все попусту. Что надо сделать, чтобы такие горе-рыбаки перестали лезть на болота?

-Пропуск-то у тебя есть?- с надеждой спросила она. Получив отрицательный ответ, Бишоп обреченно вздохнула.- Значит, впереди еще протокольная волокита...Повезло, нечего сказать. Впрочем, сейчас такой туман- может быть проскочим незамеченными.

-Ты давно была в городе? – внезапно спросил спутник.

-Недели две назад...А что?

-Да так, ничего.- Мэтт улыбнулся чему-то своему.

«Странный какой-то»- Кэт фыркнула и , через секунду уже забыла о происшествии. Сейчас ее куда более заботила окружающая местность, ставшая за снежной пеленой еще более зловещей...

***

Форпост встретил лодку желтоватым светом сигнальных фонарей и едким запахом жареного мяса. Ни одного наблюдателя на зубчатых стенах башен...В такой туман службу нести не хотелось никому.

-Удачно. – громким шепотом сказала Катрина, обернувшись к попутчику. Тот согласно кивнул и продолжил работать веслами. На финишной прямой он совсем замкнулся и только изредка бормотал что-то нечленораздельное.

-Суши весла!- откуда-то сбоку, из смотрового окна долетела резкая команда.

-Вот черт, засекли.

Бишоп коснулась гладкой поверхности пропуска.

-Можно хоть до берега доплывем, служивый?

-Валяйте.

Пристань оказалась пуста. Только одиноко покачивались две казенные плоскодонки. Да, число охотников лезть в карантинную зону поубавилось. Неужели они учатся на своих ошибках?

Навстречу вышли два охранника, оба в защитных костюмах из дубленой кожи. Лица были скрыты за плоскими масками от которых тянулись несколько трубок. «Новые модели»- с завистью подумала Кэт: «Нам бы кто такие выдавал...». Она молча показала стражникам жетон, так, чтобы на оттиск печати упал свет фонаря, потом кивнула на Мэтью:

-Этот со мной.

Иногда трюк «на два человека» срабатывал, особенно если в смену засупали новобранцы, толком не запомнившие устава.

-Один пропуск- один человек.- безразлично откликнулся один из часовых.

Не в этот раз..

-Выгружайся. – кивнула Катрина вжавшемуся в лодку рыбаку.

Тот нерешительно прыгнул на сушу. Одним незаметным движением, Кэт сунула ему в карман монету.

-Вручишь начальнику смены.

Мэтт осторожно кивнул, чуть спотыкаясь пошел за охранниками. Только сейчас стало заметно, какой он тощий. Курточка еле-еле обтягивала проступающие ребра...

«Заберу вещи, да в приграничную деревеньку.»- решила Бишоп, лениво потягиваясь. По мышцам растеклось приятное тепло.

Внезапно взгляд привлекло свежее объявление, висящее на фонарном столбе. От влаги чернила расплылись, но надпись все равно была различима. «Указом от 25 ноября, Величайшим повелением, лица подвергшиеся заражению чернильной чумой признаются опасными для общества и подлежат аресту или уничтожению на месте. За голову каждого рэвенхеда объявляется награда в 12 фунтов стерлингов. Не оставим покушение на короля безнаказанным!»

-Какого?...-Кэт еще раз внимательно перечитала сообщение. – Не может быть.

Сердце ухнуло куда-то вниз. Это же значит, что...

Возле самого уха просвистела стрела.

-Вот она! Она точно зараженная! Натравила на меня колдовскую рыбу! – из-за поворота послышался звонкий голос Мэтью. Вся застава пришла в движение.

Не понимая что делать дальше, Катрина отступила назад. Из одного наблюдательного окна послышался звон тетивы, и в бок вонзилась очередная стрела.

Взвыв от боли, Катрина схватилась за рану. Она медленно подняла взгляд наверх, надеясь встретиться глазами со стрелком.

-Ненавижу! – голос превратился в настоящий рык.- Будьте прокляты!

Злость придала сил. Ногой девушка отпихнула ложку от причала и, не думая о последствиях бросилась в воду. Дыхание сперло от холода. Под маску проникла жидкость, сами собой расстегнулись ремни и «птичья голова» упала в ил...Рядом вонзились в дно несколько арбалетных болтов. Кэт резко вынырнула, вцепилась в бортик судна, заставляя его перевернуться. Рыжая грива волос рассыпалась по воде и в свете десятков фонарей, сверкнула золотом.

Плечо горело и ныло, конечности отказывались подчиняться. Только бы дотянуть до безопасного расстояния...Девушка набрала воздуха в легкие и поднырнула под лодку, образовавшую собой некий щит. Она услышала голос Мэтта, а потом память отказала и все поплыло само собой, как в бреду...

***

Снова полночь. Тьма на болотах, только одиноко мерцает огонек фонаря. В его желтом приветливом свете мелькает ярким отблеском контур жетона с королевской печатью, которую покрывают капли крови. Потом слышится плеск воды и ставший бесполезным пропуск падает в пучину, раз и навсегда ставя точку на возвращении домой.